Колокола - гул минувших столетий

С древнейших времен колокола на Руси неизменно сопутствовали праздникам и торжествам, сообщали людям о важных событиях, созывали народ на вече, указывали дорогу заблудившимся в ненастье путникам, а в трагические для родины дни призывали на защиту Отечества.

(Из грампластинки «Ростовские звоны»)

Несколько лет тому назад в Москву, в Министерство культуры, пришло письмо из Ростова, районного города Ярославской области. Представители исчезнувшей теперь профессии церковных звонарей писали:

«Недавно умер, перевалив за сотню лет, самый старый мастер колокольного звона, наш учитель. И нам, последним ростовским звонарям, кому восьмой, а кому и девятый десяток пошел. Мы уже стали забывать все, что когда-то умели. Умрем мы, и никто не будет знать, почему город Ростов славился своим звоном. Здесь, нам говорят, что все это религиозный дурман. А вот когда в восемнадцатом году в Ярославле был белогвардейский мятеж, ведь мы, звонари, били набат, собирали Красную гвардию. Радио-то и в помине не было. А потом мы сами пошли с винтовками в руках защищать молодую Советскую власть. Мы так считаем, что ростовские колокольные звоны - культурное наследство, их надо записать, сохранить для потомков...».

 В самом деле, решили работники министерства, записать необходимо. Ростовские звоны не поповский «трень-брень», как считают некоторые, а высокое музыкальное мастерство, создававшееся веками, передававшееся из поколения в поколение.

Отливать колокола на Руси научились еще семьсот лет тому назад. Во второй половине XVII столетия талантливыми литейщиками славился один из древнейших городов нашей Родины - Ростов Великий, как его в старину называли. Там же сложилась, если так можно сказать, школа колокольного мастерства, были созданы оригинальные звоны: «Ионинский», «Акимовский», «Георгиевский» и другие.

Тридцать лет фактическим хозяином Ростова был архиепископ Иона Сысоевич, один из любопытнейших людей предпетровского времени.

Формально крупный церковник, «пастырь духовный», а по существу совершенно «земной» человек. Достаточно сказать, что главным делом его жизни было не строительство, хотя при нем был создан ростовский кремль, и не колокола, хотя он хорошо разбирался в литейном и звонарском мастерствах, а... племенное коневодство, организованное им с большим размахом и знанием дела, оставившее заметный след в сельском хозяйстве Ярославщины.

Сохранившиеся в Ростове колокола звонницы Успенского собора отлиты при Ионе Сысоевиче. Самый большой из них, весом в две тысячи пудов, назвали именем его отца - «Сысоем». Второй по величине «Полиелейный», третий «Лебедь». Эти три колокола дают ноты: «до», «ми», «соль» большой октавы, составляют мажорное трезвучие, характерную особенность ростовских звонов: бодрых, торжественных, далеких от всякого уныния, от лицемерной «великопостной» скорби.

...Зимой, в жестокие морозы четыре старика - последние звонари Ростова - целыми днями не уходили с успенской звонницы. Они вспоминали, спорили, репетировали, с трудом справляясь непослушными руками с веревками от тяжелых колокольных языков. С другого берега озера Неро, в селе Угодичи, еще один старик, тоже бывший пономарь, как раньше говорили, услышал знакомый с детства гул «Сысоя», удивился, пришел узнать, в чем дело? И остался в городе, стал помогать.

Наконец все было готово, отрепетировано, проверено. Из Москвы привезли аппаратуру звукозаписи.

Так появились грампластинки «Ростовские звоны» с текстом на русском и на нескольких иностранных языках.

Пластинки эти пользуются огромным успехом. Во многих странах мира слышат теперь «гул минувших столетий». Он говорит о величии духа народа, о таланте славных русских мастеров - умельцев из древнего Ростова.



 

Новые статьи раздела:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика